Editorial

 

The cross-cutting theme of issue 3/1 of our journal is human identity or the immortal nature of a human being, not exposed to the “temporary” cultural-historical context. It is concerned by the authors in its most diverse dimensions ― from economic to gender.

Associate Member of the Russian Academy of Sciences Vladimir Ivanov and professor Georgiy Malinetskiy refer to the concept of the post-industrial society. Scholars connect the transformation of an industrial society into a postindustrial one with the concept of a “humanitarian technological revolution”, thereby emphasizing the significance of the changes taking place in the sphere of culture, and not just technologies or production methods, which often reduce the specifics of the postindustrial era. The authors predict a new wave of globalization, the content of which will not be economic processes, but cultural or civilizational, associated with that side of human nature that is oriented towards the search for meanings and values, which justify our life and fill it with positive content.

Teresa Heffernan also turns our eyes to the future and wonders about the semantic content of aspiration in it, inherent in modern humanity. In its limit, the future for us is not that “paradise on earth” that we can only dream about or bring closer for those who will live after us, but it is the present itself. That is how the future becomes in the novel Zero K by Don DeLillo, where perfect and powerful technologies, the time of which will come only after many centuries, are changing their lives today. Isn’t that the meaning of the innovation society, which justifies today’s life insofar as the future in it becomes a fact of the present? And can the future become the same commodity as a fashionable gadget, clothes, cars or lifestyle? The author comes to the conclusion that what is genuine in human is his moral dimension associated with responsibility, with the concept of mortality of human nature. And let the future remain a wonderful dream, but not the whim of a consumer who is satiated and tired of the present.

In the rubric “History and Culture” we publish the continuation of Jasna Koteska’s essay on the work of Sigmund Freud. The author draws attention to the fact that Freud, as a public person, appears in the guise of a pacifist scientist, while in personal communication he is a seasoned nationalist, who lived from one German victory to another. This “another Freud”, little known to the general public, believes in human power and immortality. But humanity does not appear here in its universal dimension, but in the Procrustean bed of pride of the German people, their mighty culture, which failed to overcome the borders of its own national reservation and plunged the world into disaster.

In the first part of her essay “Recipe: the Apotheosis of Rationality or the Magic of Life?” Nadezhda Gonotskaya reveals the specifics of a person’s relationship to himself and to life itself through the prism of the prescription practices of historical eras. A recipe is understood in a broad sense as a method, and in a narrow sense ― as a technology by means of which a person objectifies his nature. Prescription is characteristic for any era as a form of human activity. But the recipe for us, which we identify with the technological processes of mass industrial production, devoid of subjective and creative principles, is not a recipe for an ancient or medieval man. Having dealt with these differences, we can not only penetrate the archeology of our everyday life, but also understand ourselves.

The gender dimension of human nature is considered by Gerhard Schreiber on the example of controversial practices of the German political system, which recently legalized the civil status of those who for some reason do not find themselves in the binary gender model. Unfortunately, it is common for some modern Western authors to consider phenomena that go beyond the boundaries of tradition and related norms exclusively in the context of human rights to personal self-determination. The tradition itself is defenseless in the face of these rights, which become the center of gravity of human nature. The latter, devoid of tradition and norm, is outside the field of culture, and human dignity is reduced to the level of law. And the highest court now is not the court of God, but the Bundesverfassungsgericht (Federal Constitutional Court of Germany).

A different gender perspective appears in the essay by Marianna Margovskaya, which explores the peculiarities of the Soviet experience in solving the problem of equality between a man and a woman. And here this specificity is determined by the cultural-historical context, which, on the one hand, gives rise to particular practices, and on the other hand, is powerless in the face of a centuries-old tradition.

The problem of human identity finds itself in the most diverse and, at times, unexpected manifestations of life. And yes, where the dignity of a person is identified with the legal norm from the Bundesverfassungsgericht, we still want to find something human in ourselves ― this is the secret of our human nature.

Nikita Garadzha,
Editor-in-Chief

От редактора

Сквозной темой нового номера нашего журнала стала человеческая идентичность или бессмертная, не подверженная «временному» культурно-историческому контексту природа человека. Последняя предстает перед авторами журнала в самых разных ее измерениях ― от экономического до гендерного.

Член-корреспондент РАН Владимир Иванов и профессор Георгий Малинецкий обращаются к концепции постиндустриального общества. Трансформацию индустриального общества в постиндустриальное исследователи связывают с понятием «гуманитарно-технологической революции», подчеркивая тем самым значимость происходящих изменений в сфере культуры, а не только технологий или способов производства к чему, зачастую, сводят специфику постиндустриальной эпохи. Авторы прогнозируют новую волну глобализации, содержанием которой будут не экономические процессы, а культурные или цивилизационные, связанные с той стороной человеческой природы, которая ориентирована на поиск смыслов и ценностей, оправдывающих нашу жизнь и наполняющих ее положительным содержанием.

Тереза Хеффернан также обращает наш взор в будущее и задается вопросом о смысловом содержании устремленности в него, присущей современному человеку. В своем пределе будущее для нас ― это не тот «рай на земле», о котором мы можем только мечтать или же приближать для тех, кто будет жить уже после нас, но это само настоящее. Таким становится будущее в романе Ноль К Дона Делилло, где совершенные и могущественные технологии, время которых наступит лишь через много веков, меняют жизнь уже сегодня. Не в этом ли заключен смысл общества инноваций, которое оправдывает сегодняшнюю жизнь лишь постольку, поскольку будущее в нем становится фактом настоящего? И может ли будущее стать таким же предметом потребления как модный гаджет, одежда, автомобиль или стиль жизни? Автор приходит к выводу о том, что подлинное в человеке ― это его нравственное измерение, связанное с ответственностью, представлением о смертности человеческой природы. А будущее ― пусть остается прекрасной мечтой, но не прихотью пресыщенного и утомленного настоящим потребителя.

В рубрике «История и культура» мы публикуем продолжение статьи Ясны Котеска, исследующей творчество Зигмунда Фрейда. Автор обращает внимание на то, что Фрейд как публичная персона предстает в образе ученого-пацифиста, в личном же общении ― это матерый националист, «который жил от одной немецкой победы до другой». Этот «второй Фрейд», малоизвестный широкой публике, верит в человеческое могущество и бессмертие. Но человеческое предстает здесь не в его универсальном измерении, а в прокрустовом ложе гордыни немецкого народа, его могучей культуры, не сумевшей преодолеть границы собственной национальной резервации и погрузившей мир в катастрофу.

В публикуемой первой части статьи «Рецепт: апофеоз рациональности или магия жизни?» Надежда Гоноцкая сквозь призму рецептурных практик исторических эпох раскрывает специфику отношения человека к самому себе и к самой жизни. Под рецептом понимается в широком смысле способ, а в узком ― технология, с помощью которых человек объективирует свою природу. Рецептурность характерна для любой эпохи как форма человеческой деятельности. Но рецепт для нас, который мы отождествляем с технологическими процессами массового промышленного производства, лишенного субъективного и творческого начала, это не рецепт античного или средневекового человека. Разобравшись с этими различиями, мы сможем не только проникнуть в археологию нашей повседневности, но и понять себя.

Гендерное измерение человеческой природы рассматривается Герхардом Шрайбером на примере спорных практик немецкой политической системы, узаконившей не так давно гражданский статус тех, кто по каким-то причинам не находит себя в бинарной гендерной модели. К сожалению, некоторым современным западным авторам свойственно рассматривать явления, выходящие за пределы традиции и связанных с ней норм, исключительно в контексте прав человека на личное самоопределение. Сама традиция оказывается беззащитна перед лицом этих прав, становящихся центром тяжести человеческой природы. Последняя же, лишенная традиции и нормы, оказывается вне области культуры, а человеческое достоинство редуцируется до уровня права. И высший суд теперь ― это не суд Божий, а Bundesverfassungsgericht (Федеральный конституционный суд Германии).

По-иному гендерная проблематика предстает в статье Марианны Марговской, которая исследует особенности советского опыта решения проблемы равенства между мужчиной и женщиной. И здесь эта специфика определяется культурно-историческим контекстом, который с одной стороны, порождает характерные практики, а с другой ― оказывается бессилен перед лицом многовековой традиции.

Проблема человеческой идентичности обнаруживает себя в самых разных и, порой, неожиданных проявлениях жизни. И даже там, где достоинство человека отождествляется с юридической нормой от Bundesverfassungsgericht, мы, все же, хотим найти в себе что-то человеческое, ― такова тайна нашей человеческой природы.

Никита Гараджа,
главный редактор журнала

Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…