Т. Мортон. Стать экологичным

Т. Мортон. Стать экологичным. М.: Ад Маргинем Пресс, Музей современного искусства «Гараж». ― 240 с. ISBN: 978-5-91103-501-3.

Новая книга Тимоти Мортона “Стать экологичным”, которая вышла в 2019 году в совместной серии издательства Ad Marginem и музея Garage, стала первой переведенной на русский язык работой английского философа. Обманчивое название “Стать экологичным” вызывает невольные ассоциации с прагматичными книгами-инструкциями по выживанию в эпоху глобального потепления или статьями, написанными заламывающими руки эко-активистами, которые пытаются сыграть на вашем чувстве вины и предложить парочку инструкций того, как спасти мир. Тимоти Мортон сразу отказывается от подобных амбиций, заявляя, что его книга написана в первую очередь для тех, кто к экологии безразличен. Потому что это безразличие иллюзорно.

“У вас есть кошка?”  спросил я. “Да”,  ответил он, немного удивившись этому простому и несколько постороннему вопросу. “Вы ее гладить любите?” “Да, конечно”. “Ну, значит, вы уже соотноситесь с нечеловеческим существом без особых на то причин. Вы уже экологичны” (с. 114).

Тимоти Мортон, английский философ, преподающий в Университете Райса, начал публиковать работы на тему экологии еще в 2007 году, выпустив Ecology Without Nature: Rethinking Environmental Aesthetics[1], и с тех пор продолжает развивать свои основные идеи, которые получили общее название проекта “Темной экологии”. Эта концепция уже стала довольно заметной в Европе, но до России начала доходить совсем недавно.

Темная экология ― это попытка заново заколдовать мир, как говорят некоторые комментаторы Мортона[2], отсылая к “расколдовыванию мира” Макса Вебера. Это попытка столкнуть человека с возвышающегося над всем миром пьедестала (ну или хотя бы заставить его усомниться в существовании такого пьедестала). “Темная” используется здесь не как “мрачная” или “враждебная”, а скорее в значении “неисследованная” по аналогии с “темной стороной Луны”. Экология ― это мир, о котором мы ничего не знаем, мир вещей, с которыми мы связаны, но которых не понимаем. Философская мысль от сосуществования человека с дикой и жуткой природой, которая оборачивалась против него стихией или чумой, упорно шла к антропоцентризму, в конечном итоге позволив человеку осознать себя центром мира, порабощающим природу, переделывающим ее под себя. Сейчас мы уже готовы свести природу к пасторальному пейзажу на телевизионном экране, приятному дополнению воскресного вечера. Агрокультурная эпоха еще с момента первых оседлых племен, начавших возделывать землю, подготавливала условия для наступившей сейчас “эпохи массового вымирания”. Мортон развивает эту мысль вполне спокойно: да, мы, с нашим антропоцентризмом, патриархальной иерархией, желанием власти и контроля, запустили необратимый процесс, результат которого мы можем ощущать и без кричащих об этом медиа. Возможно, мы никогда не увидим своими глазами мусорные острова в океане, но погода ― вполне прямолинейный язык экологии ― и отсутствие снега в декабре в средней полосе России игнорировать трудно.

“Стать экологичным” в отличие от прочих работ Мортона ― манифест, чуть менее академичный, с понятными примерами в стиле современных философов, плоть от плоти популярной культуры, в духе Славоя Жижека. Объяснение экологического дискурса с аналогиями музыкальных жанров или примерами из злободневного американского мультсериала “Симпсоны” позволяет не делать книгу об экологии излишне “экологичной” ― вы не найдете здесь ни одного факта, который можно было бы сделать своим решающим аргументом в споре с человеком, отрицающим глобальное потепление, здесь нет ни одной цифры, которая заставила бы рвать волосы на голове, крича: “Мы разрушили нашу планету”. Мортон вместо этого как бы говорит: “Вы лично ничего не разрушили ― ваш семейный автомобиль ничего не значит в масштабах мировой статистики, но вам все равно придется с этим жить”.

На протяжении всей книги Мортон обращается к разным аспектам того, как мы говорим и думаем об экологии, какое место отводим себе в сложной и запутанной экологической системе, где все связано со всем. Так он анализирует огромные потоки экологической информации и то, как мы с ними обращаемся, современное искусство и то, как мы оцениваем окружающие нас объекты. А завершает книгу Мортон обзорной главой “Краткая история экологической мысли”, в которой резюмирует все существующие экологические дискурсы и их проблемы. Но эта книга, несмотря на все ее поп-культурные отсылки, не просто попытка философа взяться за актуальную тему экологии и превратить ее в удобоваримый научпоп. Мортон далек от такого подхода: на протяжении пяти глав он постоянно переизобретает язык, любит сбивать читателя с толку, внезапно выбивая у него из-под ног привычную почву антропоцена, без конца вводит новые концепты ― будь то гиперобъект, настройка, сетка, ― и ставит практически каждый свой пассаж в контекст философской мысли, поясняя основные идеи Хайдеггера, Деррида, Канта или Маркса.

Все это однако не является исключительной чертой Мортона как автора. На протяжении книги он неоднократно упоминает близкую ему философскую школу ― объектно-ориентированную онтологию (ООО). ООО ― это своеобразный шаг от уже ставшего привычным и комфортным антропоцентризма. Идеологи ООО, среди которых Грэм Харман (Graham Harman), Стивен Шавиро (Steven Shaviro) и сам Тимоти Мортон, призывают посмотреть на мир под другим углом, что часто кажется нам практически невозможным. Они предлагают поставить не-людей (под которыми понимаются не только животные, насекомые или растения, но и камни, инструменты, произведения искусства и т.д.) на один уровень с людьми, допустить равенство между объектом и субъектом. Человек ничем не особеннее гусеницы или молотка. Сначала люди боролись с расовой и гендерной дискриминацией, позже появилась борьба со спесишизмом (разделением животных на милых собак и кошек, которых мы считаем членами семьи, и коров и коз, которых мы предпочитаем использовать лишь как ресурс). ООО идет еще дальше и призывает не дискриминировать предметы. Эта во многом радикальная для современного мира мысль, в некотором смысле кантовский “коперниканский переворот” наоборот, предлагает повернуться от человека ― к предмету, а Мортон вслед за этим предлагает посмотреть на человека в русле ООО ― как на принадлежащего экологической системе, для которой он не лучше и не ценнее, чем камень под ногами.

[1] Книга не издана на русском языке. “Экология без природы: переосмысление экологической эстетики” ― перевод названия мой (А. Л.)

[2] См. Почему экология стала темной: кто такой Тимоти Мортон и как его читать? URL: https://gorky.media/context/pochemu-ekologiya-stala-temnoj-kto-takoj-timoti-morton-i-kak-ego-chitat/

Анастасия Лидер
МГУ имени М.В. Ломоносова

Anastasia Leeder
Lomonosov Moscow State University

DOI: http://dx.doi.org/10.32777/r.2020.3.1.10 

Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…