Эволюция ценностей в контексте глобализации

 Аркадий Урсул

Доктор философских наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, академик Академии наук Молдавии, Факультет глобальных процессов, Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова, Москва, Россия.

Адрес: д. 1, стр. 13А, Ленинские горы, Москва, 119991, Россия.

E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. 

Аннотация: В статье исследуется взаимосвязь динамики форм ценностей с глобальным развитием и, особенно, с такой его формой как глобализация в перспективе становления глобального устойчивого мира. Целью исследования является аргументация принятой гипотезы, что глобализация стимулирует сближение ценностей ранее изолированных социумов и начинает все больше влиять на эволюцию общечеловеческих ценностей. Автор использует глобальный и системный подходы, общенаучные методы и, особенно, такие как интегративно-междисциплинарный, исторический, эволюционный и ценностные подходы, способы прогнозирования науки и исследования будущего. Показано, что формирование глобального мира сопряжено не только с позитивными последствиями, но и с негативными, сопровождается появлением новых общепланетарных угроз, что ведет к появлению аксиологических противоречий. Отмечается, что новые ценностные феномены, отражающие реальные социальные и социоприродные противоречия глобального развития, появляются как в ходе глобализации, так и влияют на ход дальнейшего глобального развития. Выявляется роль ценностно-ориентированного подхода и глобального управления в достижении желаемой глобальной устойчивости. В статье делается вывод, что уже происходит становление нового междисциплинарного раздела глобалистики ― аксиологической глобалистики, исследующей глобальные процессы и системы в контексте формирования ценностных отношений.

Ключевые слова: аксиологическая глобалистика, аксиологические противоречия, глобализация, глобальный мир, глобальные проблемы, социоприродное противоречие, устойчивое развитие, цели устойчивого развития, ценности.

Статья поступила в редакцию 25 марта 2019 г.

Цитирование: Урсул А. (2019). Эволюция ценностей в контексте глобализации. Researcher. European Journal of Humanities & Social Sciences. 2 (2), 29–46.

DOI: http://dx.doi.org/10.32777/r.2019.2.2.2

Copyright © 2019 Authors retain the copyright of this article. This article is an open access article distributed under the Creative Commons Attribution License which permits unrestricted use, distribution, and reproduction in any medium, provided the original work is properly cited.

Введение

На протяжении всей эволюции человечества появлялись различные формы ценностей, которые в дальнейшем претерпевали существенные изменения. Последнее время особый интерес представляет исследование их связи с глобальными феноменами и становлением глобального мира. Причем в многочисленных научных работах по проблеме ценностей основное внимание обращается именно на ценности и гораздо меньше ― на глобальные процессы, и, тем более на их взаимосвязь. Поэтому при выявлении тех или иных ценностей не очень понятно, какое отношение они имеют к тем иным глобальным феноменам, а какое ― к общему развитию общества, в котором на формирование ценностных отношений влияют не только глобальные факторы. Можно даже считать, что многие ценности современного общества в своей основе сформировались тогда, когда глобальные процессы и, прежде всего, глобализация, еще не проявлялись столь интенсивно, либо не осознавалось их влияние на формирование ценностей.

Характерным примером такого подхода является широкомасштабный исследовательский проект «Всемирный обзор ценностей» (World Values Survey), объединивший многих ученых в различных странах мира, изучавших проблему ценностей и их влияния на социальную и культурную жизнь в 97 государствах (World Values Survey Analize). В такого рода работах на базе социологического знания изучается изменение ценностей в связи с глобальными феноменами, и это исследование идет в русле социологии, может быть, даже глобальной социологии, становление которой уже было объявлено (Moore 1966; Encyclopedia of Global Studies 2012). В формирующейся глобальной аксиологии предметом исследования, по-прежнему, выступают ценности, их природа, генезис и эволюция, изменение ценностных ориентаций, их роль в обществе, но уже в глобальном измерении и развитии.

Вместе с тем существует иной подход к проблеме взаимосвязи глобальных процессов и ценностей, когда уже не традиционные научные дисциплины (философия, социология, культурология и т.п.) выступают начальной базой исследования, а новое научное направление ― глобалистика. В глобалистике развивается некоторый комплекс ее междисциплинарных разделов, на которые уже было обращено внимание (Урсул 2018a, 2018b). Здесь будет акцентировано внимание на еще одном междисциплинарном формирующимся разделе глобалистики, в данном случае ― аксиологической глобалистике на основе изучения эволюции глобальных феноменов (в основном глобализации). В последующем изложении будет сделан акцент на методологических аспектах этого междисциплинарно-глобального подхода к пониманию и формированию нового направления ― аксиологической глобалистики.

Глобализация и эволюция ценностей

Осознание того, что в мире происходит глобализация, пришло около четырех десятилетий тому назад, хотя объективно она началась намного раньше. Сейчас стало очевидным, что развитие мирового сообщества характеризуется выдвижением на приоритетное место тенденции глобализации по отношению к другим глобальным тенденциям и процессам. Глобализация сейчас представляется основной формой глобального развития, выступая в виде усиления взаимосвязей между отдельными фрагментами и социумами человечества (прежде всего ― экономических, финансовых, политических, социально-культурных, информационных, экологических и других взаимосвязей), универсализации и транснационализации ряда форм и структур человеческой цивилизации и культуры.

Глобализация выступает не просто одним из глобальных процессов, но и важнейшим направлением всего глобального развития, эволюции и коэволюции этих процессов. В свою очередь, в состав глобализации как глобального процесса и одной из форм глобального развития входят различные тенденции и направления глобализации (Урсул 2018b). Глобализация тем самым предстает в качестве глобального феномена и выступает как объект исследования глобалистики, в том числе в ее эволюционном аспекте (хотя глобализацию изучают и многие другие науки). Глобализация объективно ориентирована на формирование общепланетарной целостности цивилизации, мыслимой как становление единого глобального мира, причем как мира социального, так и социоприродного. И хотя этот процесс идет достаточно сложно, сопровождаясь и наполняясь разного рода противоречиями и негативами, тем не менее, масштабы его расширяются, а темпы только ускоряются.

В глобальных исследованиях последнего времени термин «глобальный» употребляется в смысле «охвата» какого-то пространства и обретения системной целостности, «заданной» тем или иным пространством (прежде всего, земным шаром). Этот смысл, именуемый «пространственной глобальностью», вкладывается в понимание процессов глобализации и ряда других глобальных процессов. Например, некоторыми учеными предполагается, что глобализация берет начало со времен географических открытий.

Наряду с этим существует и другой основной смысл термина «глобальный», означающий, что данный процесс (объект, причем, не обязательно человечество) обладает какой-то всеобщей содержательной характеристикой ― закономерностью, свойством или параметром ― которая присуща всем объектам, входящих в данное множество (Глобальные процессы 2011, Ilyin, Ursul, & Ursul 2016). Например, все люди, ранее проживавшие и ныне существующие на планете, даже если они еще не объединены в глобально-целостную систему, подчиняются в своем развитии каким-то общим социальным закономерностям, изначально определяющих природу социального и носящих экзистенциальный характер. Можно сказать, что закономерности, которые свойственны всем без исключения социумам, также являются их глобальными характеристиками в смысле того, что они присущи любым проявлениям социальной ступени эволюции на планете.

Сравнивая эти два значения термина «глобальный» (пространственно-географический и всеобще-содержательный), можно увидеть, что второй смысл термина оказывается более глубоким и всеохватывающим. Ведь если какие-то объекты или процессы еще не обрели своей глобальной целостности и масштабности, например, в пространственных измерениях, то они изначально, по самой своей природе обладают теми или иными всеобще-целостными содержательными свойствами, которые в этом случае оказываются закономерностями, либо тенденциями, выступая в качестве общечеловеческих феноменов. Причем становится очевидным, что глобализация в последнем смысле начинает формировать «содержательные глобальные ценности» гораздо раньше начала действия географического критерия, среди которых ряд общечеловеческих ценностей.

Ясно, что содержательный, качественный критерий глобальности оказывается более «сильным» и существенным, чем «пространственно-количественный» критерий. В этом смысле глобальность как атрибут какого-либо материального образования ― это его «экзистенциальная глобальность». Глобальность того или иного процесса в пространственном смысле существует не всегда, и об этом красноречиво свидетельствует становление и эволюции глобализации.

По отношению к проблеме глобализации и глобальным проблемам можно считать, что термин «глобальный» употребляется и в том, и другом значении, причем оба значения между собой тесно взаимосвязаны. Так, процесс глобализации предполагает распространение человеческой деятельности на весь земной шар с одновременным обретением им характеристики планетарной общности и целостности. Причем глобальная целостность формируется как благодаря присущим социальной эволюции закономерностям и характеристикам, так и в результате природных обстоятельств, особенностей и ограничений земного шара. И хотя, казалось бы, приоритетным является всеобще-содержательный аспект социальной самоорганизации, одним из проявлений которого выступают глобальные процессы, тем не менее, свое наименование он получил благодаря упомянутым природно-пространственным особенностям нашей планеты.

Вполне понятно, что при всей противоречивости и разнонаправленности векторов развития фрагментов мирового социума, он в той или иной степени с самого начала представлял собой глобальную социоприродную систему с различными типами связей, поскольку все человечество «проживало» на одной и той же планете, в ее биосфере. Определенный «природный аспект» глобальности становящемуся и расселяющемуся по планете человечеству с самого начала придавала биосфера, которая и явилась основой и колыбелью жизни и разума. Однако в биосфере человечество появилось довольно поздно, и наиболее ранние процессы миграции начались с «прямоходящего человека», а формирование связей между устойчивыми фрагментами общества еще позже.

Глобальное расселение развернулось в форме нескольких «волн» с последующим усилением социальной интеграции и ростом народонаселения планеты. Этот глобальный процесс приводил к установлению все большего количества связей между социумами, и эти связи становились более тесными и существенными, появлялись новые направления совместной, становящейся все более масштабной глобальной деятельности, формируя принципиально новый ― глобальный мир. Глобальность совокупной человеческой деятельности в известной степени формировались под влиянием природно-планетарных ограничений Земли и пределов биосферы.

Тем самым феномен глобализации можно рассматривать с позиций как «пространственно-географического», так и «качественно-содержательного» критериев глобальности. С точки зрения этого последнего критерия истоки глобализации уходят в пока неопределенное далекое прошлое, но здесь мы имеем дело с изолированными друг от друга локально-территориальными социумами, ценности которых существенно различались, даже несмотря на действие общих закономерностей развития и наличие некоторых универсальных ценностей, свойственных социальной ступени эволюции.

Если глобальное расселение началось и шло из Африки, то глобализация уже носит евроцентристский характер, во всяком случае, в пространственном аспекте, потому что этот этап глобальных процессов начался с Великих географических открытий в XV веке. Благодаря им европейцы открыли новые территории суши и морские маршруты, что привело к взаимодействию ранее изолированных друг от друга народов разных культур и цивилизаций. Вряд ли можно согласиться с тем, что взаимодействие ранее изолированных народов приводило только к сближению их ценностей. Как происходило подобное сближение, можно судить не только по положительным примерам, но и многим другим, дающим возможность видеть историю международных отношений в значительной степени в качестве почти нескончаемой череды военных столкновений.

Но все-таки в этих отношениях возобладала тенденция к сближению ценностей ранее изолированных социумов и к формированию в той или иной степени общечеловеческих ценностей. Поэтому можно считать, что формирование в той или иной степени глобальных ценностей получает мощный импульс эволюции только с этого «географического» этапа глобализации. Если раньше в центре внимания были ценности индивида, группы, рода, племени, максимум ― государства, то глобализация стала постепенно смещать аксиологические акценты в сторону универсально-общечеловеческих ценностей как предпочтений всего человечества в целом. И этот процесс глобализации ценностей выступает характерной тенденцией формирования глобального мира, в котором вектор ценностных процессов направлен не только к отдельным индивиду и социуму, но и ко всему человечеству в целом.

Аксиологические противоречия глобализации

Упомянутые выше формирующиеся области научного знания будут способствовать формированию глобального сознания, которое должно и будет учитываться в определении перспектив дальнейшего существования и развития цивилизации. Ценности, будучи составной частью культуры и всего общества в целом, аккумулируют и обобщают жизненно важную социальную информацию и ориентируют на решение стоящих перед обществом проблем, в том числе на современном этапе ― глобальных проблем, связанных с глобализацией.

Сейчас глобализация многим видится сквозь призму либерально-рыночных и демократических ценностей, их позитивных эффектов, растущего процветания населения планеты без сопровождающих и уже видимых негативов. Однако, несмотря на то, что глобальные проблемы и глобализация в целом представляют собой объективные феномены, для них характерен с течением времени рост рисков и негативных последствий. На них обычно обращают внимание анти- и альтерглобалисты, что вызывает протестные настроения и другие формы ценностных ориентаций, формируя усиливающиеся аксиологические противоречия.

Глобализирующийся мир стал наполняться новыми вызовами и рисками, угрозами и опасностями общепланетарного масштаба, которые могут вызвать глобальные кризисы и даже общемировые катастрофы, что позволяет считать современную цивилизацию обществом риска (Beck 1997; Bostrom 2010; Соколов 2015; Турчин 2010). После публикации подготовленного группой ученых во главе с Д. Медоузом первого доклада Римскому клубу «Пределы роста» (Meadows & Meadows, Randers & Behrens 1972), стало понятным, что если нынешние тенденции социально-экономического развития будут продолжаться, то в XXI веке произойдет глобальный антропогенный кризис, а вполне возможно, даже общепланетарная катастрофа.

Именно в системе «общество-природа» разворачивается основное социоприродное противоречие, когда все возрастающие потребности человечества уже не может удовлетворять ограниченная биосфера, в которой стали истощаться ресурсы и существенно ухудшились экологические условия. Умножение вызовов, угроз и опасностей в ходе развертывания глобальных процессов означает, что обеспечение национальной и глобальной безопасности во всех их формах и видах оказывается одной из главных общечеловеческих целей, ценностей и проблем XXI века, связанных с обеспечением сохранения и дальнейшего развития цивилизации (Урсул 2017). Становится понятной необходимость преобразования универсальных ценностей и целей с целью разрешения упомянутого социоприродного противоречия.

Проблема безопасности пока явно недооценена в науке и требует гораздо большего внимания, чем это сейчас имеет место. В настоящее время происходит концептуальный, а возможно, даже парадигмальный переворот в самом понимании проблемы безопасности. Происходит рост числа фрагментов реальности и объектов, которые вовлекаются в научные исследования в контексте безопасности, и какой-то предел здесь заранее установить невозможно (Наше общее будущее 1989; Турчин 2010; Урсул 2016; Урсул 2017).

Некоторые из тенденций глобализации и почти каждая из уже известных и исследованных глобальных проблем несут угрозу гибели человечества либо сами по себе, либо через всю взаимосвязанную систему этих проблем и других общепланетарных процессов. Вот почему предотвращение или снижение влияния негативных глобальных процессов, опасностей и угроз глобальных катастроф, выживание человечества мыслится как первостепенная общечеловеческая потребность, осознание которой составляет ядро не просто нового, а именно глобального мировоззрения и формирования глобальных ценностей.

Опасности, связанные с большинством глобальных проблем, а также с негативно ориентированными глобальными и космическими процессами, как правило, несут в себе угрозу гибели цивилизации и всего живого на планете. Так, прогнозы экологов в отношении негативных последствий надвигающихся глобально-экологических катастроф свидетельствуют о возможной гибели всего человеческого рода уже в течение первых веков третьего тысячелетия. С точки зрения приоритетности (ранжирования) опасностей можно считать, что чем масштабнее опасность (либо угроза как более конкретная и непосредственная форма опасности), тем она важнее для человечества. Если опасность имеет глобальный характер, то она относится ко всему живому и разумному, обитающему в биосфере, для которого она в этом смысле может иметь приоритетный характер.

В настоящее время сложилась, однако, такая глобальная ситуация, что негативные эффекты и последствия нарастают быстрее, чем позитивные результаты глобальной деятельности и, тем самым, эта деятельность в целом обретает всё более кризисно-катастрофический характер. Поэтому цивилизация будет адекватно реагировать на глобальные вызовы, противостоять им, либо адаптироваться к ним, если научится эффективно управлять обеспечением глобальной безопасности и устойчивости. Поэтому усиление негативных тенденций становления глобального мира вызывает необходимость формирования ценностей, ориентированных на формирование управления в общепланетарном масштабе. Глобальное управление становится тем новым способом дальнейшего развития цивилизации, которое может обеспечить поступательное развитие мирового сообщества, не допуская его гибели на пути обострения глобальных проблем и противоречий.

Глобальное управление должно будет также акцентировать внимание на процессах формирования ряда новых универсальных ценностей, способствующих выживанию цивилизации как основных приоритетов перехода к новой форме общемирового процесса ― устойчивому развитию. Эти ценности будут группироваться вокруг проблем выживания всего человечества и его безопасной эволюции в глобальном измерении. Поэтому следует согласиться с ранее высказанным мнением, что «принцип приоритета общечеловеческих ценностей ― не просто благое пожелание и красивая фраза, а аксиологический императив, осознаваемый различными направлениями философской мысли на основе уже сейчас существующих общечеловеческих ценностей, императив, без осуществления которого человечество прекратит свое существование» (Столович 2004, с. 96).

Ориентация на достижение глобальной устойчивости: новый ценностно-целевой императив

Почти одновременно с осознанием феномена глобализации возникла идея, активно поддержанная и продвигаемая ООН, о необходимости перехода к принципиально новой форме глобального развития. Речь идет о безопасно-устойчивом развитии, которое может при эффективной реализации избавить мировое сообщество от все умножающихся угроз, опасностей и негативов, угрожающих цивилизации глобальной катастрофой. На уровне ООН еще в 1992 г. было решено, что все мировое сообщество должно перейти к устойчивому развитию, причем этому переходному процессу может помочь изменение общечеловеческих ценностей, которые претендуют стать не только глобальными, но и ориентированными на выживание цивилизации и сохранение биосферы. Глобализация ценностей оказалась сопряженной с необходимостью их ориентации на достижение глобальной устойчивости.

Можно согласиться с Д. Садчиковым, что «задачи глобализации видятся, скорее всего, в объединении мирового сообщества для решения общемировых задач» (Садчиков 2018, c. 72). Если говорить о перспективах эволюции глобализации и ряда других глобальных процессов, то уже сейчас мировое сообщество, хотя и очень медленно, но начинает переходить к реализации глобального развития, которое будет содействовать утверждению позитивных и преодолению негативных тенденций, особенно в их глобальном масштабе и измерении. Современный глобализирующийся мир должен будет превратиться в безопасно-устойчивый глобальный мир. Причем важную роль в достижении этой глобальной устойчивости начинает играть уже используемый целевой подход, который тесно связан с формированием новых глобальных ценностей. Такой подход берет начало с того исторического саммита 1992 г., когда на Конференции ООН по окружающей среде и развитию (ЮНСЕД) в Рио-де-Жанейро была поставлена беспрецедентная цель перехода мирового сообщества на путь устойчивого развития (УР), которое должно удовлетворять потребности настоящего времени, но не ставит под угрозу способность будущих поколений удовлетворять свои собственные потребности (Наше общее будущее 1989, c. 59). Основная цель перехода к устойчивому развитию ― выживание и обеспечение существования человечества (и не только его, но и биоты) на будущие неопределенно долгие времена.

В рамках упомянутой Конференции ООН было принято историческое решение изменить модель, или форму, мирового развития, превратив неустойчивое и стихийное развитие цивилизации в глобально управляемое УР. Ни одна даже самая высокоразвитая страна (не говоря уже о странах с развивающейся экономикой) не сможет перейти на путь УР, не изменив кардинальным образом цели и принципы, способы и механизмы развития, не осознав взаимосвязь национального и глобального развития и обеспечения безопасности, которые были намечены в таком важном документе, как «Повестка дня на XXI век» (1992 г.), принятом всеми странами ― членами ООН на ЮНСЕД.

Ценностно-целевой подход к глобальному развитию характеризует и важнейший официальный документ ООН «Цели развития тысячелетия» (ЦРТ), принятый на Саммите тысячелетия в 2000 году и содержащий восемь международных целей развития, которые государства-члены ООН и более двадцати международных организаций договорились достичь к 2015 году (The Millennium Development Goals 2015). В этом документе заявлено, что главной задачей является обеспечение того, чтобы глобализация стала позитивным фактором для всех народов мира. Это связано с тем, что, хотя глобализация открывает широкие возможности для развития человечества, ее благами сейчас пользуются весьма неравномерно и неравномерно распределяются её издержки, а в перспективе может обрести всеохватывающий и справедливый характер.

В 2015 г. на Саммите по устойчивому развитию в рамках 70-ой Генассамблеи ООН был принят официальный документ «Преобразование нашего мира: повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года» (Transforming our world 2015), в который были включены 17 глобальных целей устойчивого развития. Цели устойчивого развития (ЦУР) стали продолжением как целевых ориентиров всех предыдущих документов ООН по УР, так и вышеупомянутых ЦРТ. В принципе, ЦУР по аксиологической терминологии являются ценностями-целями, или конечными (терминальными) ценностями, отражающими высшие предпочтения всего мирового сообщества.

Ясно, что без формулировки наиболее важных и приоритетных целей движения по пути УР вряд ли имеет смысл говорить о возможности становления глобального управления, хотя такое управление может быть использовано и для иных целей. ЦУР в первую очередь затрагивают и сбалансированно охватывают как минимум три основные составляющие УР (экономическую, социальную и экологическую) и взаимосвязи между ними, но вместе с тем способно охватить и другие сферы деятельности цивилизации. Тем самым как прошлую, так и будущую историю глобализации можно условно разделить на два этапа ― этап ее эволюции в рамках модели стихийного неустойчивого развития и в перспективе ― дальнейшего направляемого развертывания в модели УР и последующего ноосферогенеза.

Стратегия этого типа развития как нового нарождающегося системно-эволюционного позитивного глобального процесса предусматривает не только в перспективе обретение человечеством целостности, но также предотвращение и защиту от традиционных и возникающих глобальных рисков и угроз. Если переход к УР оказывается решением глобальных проблем, то и поворот глобализации на цели этого развития также будет способствовать выживанию цивилизации и сохранению биосферы. Основная идея поворота глобализации и других глобальных процессов на путь УР заключается в том, чтобы с помощью управления существенно уменьшить их негативные эффекты и усилить позитивные последствия.

Новая концепция выживания и обеспечения глобальной безопасности должна соединить в одно целое новый, потенциально общепланетарный тип развития и обеспечение безопасности мирового сообщества, т.е. обеспечивать безопасность позитивно ориентированного глобального развития через переход к глобальной устойчивости. Будущий процесс достижения этого нового типа устойчивости было бы неправильно сводить лишь к обеспечению глобальной и иных видов безопасности, хотя это одна из главных целей нового типа цивилизационного развития. Не менее важная цель ― обеспечить сам процесс глобального развития мирового сообщества как поступательной эволюции в любой сфере человеческой деятельности и социоприродных взаимодействий.

Вместо заключения

Уже можно полагать, что на пути интеграции теории ценностей и глобальных исследований начали формироваться два научных направления ― глобальная аксиология и аксиологическая глобалистика. Последняя представляет собой междисциплинарный раздел глобалистики, исследующий глобальные процессы и системы в контексте эволюции ценностей и особенно глобально-универсальных ценностей. Развитие таких областей знания важно в связи с тем, что в аксиологической сфере появляются и другие направления глобальных исследований, в том числе выходящие за пределы научного знания, характерным примером которых выступает, в частности, «христианская глобалистика» (Круглова 2007; Круглова 2008). В этой области теологии аксиологическое осмысление глобальных проблем осуществляется в рамках христианского мировоззрения в виде целого ряда концепций, составляющих основу теоретической модели «христианской глобалистики», формирование которой началось еще в 70-е годы ХХ века.

В более широком контексте речь идет о «религиозной глобалистике», представляющей религиозные ценности наиболее существенными в духовной жизни современного общества. Теологи дают свою универсальную трактовку глобальных проблем и других феноменов, соответствующую христианскому вероучению и другим мировым религиям, претендуя на создание как религиозной системы глобальных ценностей, так и концепций выхода из глобального кризиса через религиозно-нравственное совершенствование человека и всего человечества. Религиозная глобалистика является новым ценностным феноменом интеллектуально-духовного процесса, который и далее будет развиваться, поскольку бóльшая часть населения планеты, разделяющая в той или иной степени религиозное мировоззрение, в то же время заинтересована в решении не только личных, но и общечеловеческих глобальных проблем.

Глобалистика в ходе своего взаимодействия с другими формами общественного сознания и, особенно, с наукой, создала ряд новых «синтетических направлений» и продолжает захватывать пространство научной и других форм духовно-интеллектуальной сферы. Глобалистика сформировала уже более двух десятков интегративно-междисциплинарных направлений научного поиска (Урсул 2017b). Причем на пути интегративного взаимодействия с той или иной научной дисциплиной происходит формирование как соответствующей «глобальной дисциплины», так и междисциплинарного раздела глобалистики. При этом глобалистика акцентирует свое внимание, прежде всего, на глобальных характеристиках изучаемых ею объектов (глобальных процессах и системах), а глобальные дисциплины продолжают то же самое предметное поле, которое они изучали и ранее, но теперь уже и в глобальном масштабе и измерении.

Как аксиологическая глобалистика, так и другие направления глобальных исследований помогут сформировать новое глобальное мировоззрение, которое будет способствовать выживанию человечества в становящемся глобальном мире, который должен стать также устойчивым миром. Ведь в зависимости от выбора глобально-универсальных ценностей будет определяться путь дальнейшего глобального развития, будущее человечества и нашей планеты.

 

Библиография

Beck, U. (1997). Was ist Globalisierung? Irrtümer des Globalismus – Antworten auf Globalisierung. Frankfurt am Main, Suhrkamp Verlag.

Bostrom, N. (2013). Existential Risk Prevention as Global Priority. Global Policy. № 4, 15–31. DOI: 10.1111/1758-5899.12002

Encyclopedia of Global Studies (2012). Juergensmeyer M., Anheier H. K., Mielants E. (Eds.). London, New York: Sage Publications.

Ilyin, I. V., & Ursul, A. D. (2014). Global Knowledge Revolution. Globalistics and Globalization Studies. Aspects & Dimensions of Global Views. Vol-gograd, Uchitel Publishing House. 5–47.

Ilyin, I. V., Ursul, A. D., & Ursul, T. A. (2016). Global Studies. Saarbrücken: Lambert Academic Publishing.

Meadows, D. H., Meadows, D. L., Randers, J., & Behrens III, W. W. (1972). The Limits to Growth. A Report for the Club of Rome’s Project on the Predicament of Mankind. NY: Universe Books.

Moore, W. E. (1966). Global Sociology: The World as a Singular System. American Journal of Sociology. № 5, 475–482.

The Millennium Development Goals Report (2015). Retrieved from http://mdgs.un.org/unsd/mdg/Resources/Static/Products/Progress2015/Russian2015.pdf

Transforming our world: the 2030. Agenda for Sustainable Development (2015). Retrieved from https://sustainabledevelopment.un.org/post2015

World Values Survey Analize. World Values Survey site. Retrieved from http://www.worldvaluessurvey.org/wvs.jsp

Глобальные процессы и устойчивое развитие (2011). М.: РГТЭУ.

Круглова Г. А. (2007). Теоретико-философские основы христианской глобалистики // Вестник Ленинградского гос. ун-та им. А. С. Пушкина, серия «Философия». № 3,  151–158.

Круглова Г. А. (2008). Христианская глобалистика. Минск: БГУ.

Наше общее будущее: доклад Международной комиссии по окружающей среде и развитию (1989). / Пер. с англ. М.: Прогресс.

Садчиков Д. (2018). От глобальных проблем человечества к идее глобализации. Researcher. European Journal of Humanities & Social Sciences. 1 (1), 61–72. DOI: http:/dx.doi.org/10.32777/r.2018.1.1.6

Соколов Ю. И. (2015). Глобальные риски XXI века // Проблемы анализа риска. Т. 12, № 2, 6–20.

Столович Л. Н. (2004). Об общечеловеческих ценностях // Вопросы философии. № 7, 86–97.

Турчин А. В. (2010). Структура глобальной катастрофы. Риски вымирания человечества в XXI веке. М.: УРСС.

Урсул А. Д. (2017). Безопасность и развитие: междисциплинарный подход и глобальное измерение // Вестник МГИМО (Университета). № 3, 141–160.

Урсул А. Д. (2016). Становление устойчивой цивилизации: новые глобальные цели // Философия и общество. № 1, 29–56.

Урсул А. Д. (2018а). Становление науки о глобальном мире // Социодинамика. № 10, 61–67. DOI: 10.25136/2409-7144.2018.10.27446.

Урсул А. Д. (2018b). Глобалистика и глобализационные исследования: становление новых интегративных направлений // Философская мысль. № 4, 17–29. DOI: 10.25136/2409-8728.2018.4.24168.

 

EVOLUTION OF VALUES IN THE CONTEXT OF GLOBALIZATION

АRKADIY URSUL

Ph.D., Professor in Philosophy, Honored worker of science of the Russian Federation, Academician of the Academy of sciences of Moldova, Director of the Center for Global Studies, Faculty of Global Processes, Lomonosov Moscow State University.

Address: 1, bld. 13A, Leninskie Gory, Moscow, 119991, Russia.

E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. 

Abstract: The object of study in the article is relationship of value processes with global development and especially with such its form as globalization in the perspective of global sustainable world. The aim of study is to argue the accepted hypothesis that globalization stimulates the convergence of values of previously isolated societies and begins to increasingly influence evolution of human values. The author uses global and systematic approaches, general scientific methods and especially such as integrative-interdisciplinary, historical, evolutionary and value approaches, methods of science forecasting and future research. It is shown that the formation of the global world is associated not only with positive consequences but also with negative ones, accompanied by the emergence of new planetary threats, which lead to the emergence of axiological contradictions. It is noted that new value phenomena that reflect the real social and social contradictions of global development, appear both in the course of globalization and affect the course of further global development. The role of value-based approach and global governance in achieving the desired global sustainability is revealed. The article concludes that formation of a new interdisciplinary section of globalistics ― axiological globalitics, exploring global processes and systems in the context of formation of value relations.

Key words: axiological globalistics, axiological contradictions, globalization, global world, global problems, socio-natural contradiction, sustainable development, sustainable development goals, values.

Received at March 25, 2019.

How to cite: Ursul, Arkadiy (2019). Evolution of Values in the Context of Globalization. Researcher. European Journal of Humanities & Social Science. 2 (2), 29–46.

DOI: http://dx.doi.org/10.32777/r.2019.2.2.2

 

References

Beck, U. (1997). Was ist Globalisierung? Irrtümer des Globalismus – Antworten auf Globalisierung, Frankfurt am Main, Suhrkamp Verlag.

Bostrom, N. (2013). Existential Risk Prevention as Global Priority. Global Policy. № 4, 15–31. DOI: 10.1111/1758-5899.12002.

Encyclopedia of Global Studies (2012). Juergensmeyer M., Anheier H. K., Mielants E. (Eds.). London; New York: Sage Publications.

Ilyin, I. V., & Ursul, A. D. (2014). Global Knowledge Revolution. Globalistics and Globalization Studies. Aspects & Dimensions of Global Views. Volgograd, Uchitel Publishing House. 5–47.

Ilyin, I. V., Ursul, A. D., & Ursul T. A. (2016). Global Studies. Saarbrücken: Lambert Academic Publishing.

Meadows, D. H., Meadows, D. L., Randers J., & Behrens III, W. W. (1972). The limits to growth. A report for the club of Rome’s project on the predicament of mankind. NY: Universe Books. 

Moore, W. E. (1966). Global Sociology: The World as a Singular System. American Journal of Sociology. № 5, 475–482.

The Millennium Development Goals Report (2015). Retrieved from http://mdgs.un.org/unsd/mdg/Resources/Static/Products/Progress2015/Russian2015.pdf

Transforming our world: the 2030. Agenda for Sustainable Development (2015). Retrieved from https://sustainabledevelopment.un.org/post2015

World Values Survey Analize. World Values Survey site. Retrieved from http://www.worldvaluessurvey.org/wvs.jsp

Global'nye processy i ustojchivoe razvitie (2011). M.: RGTEU.

Kruglova G. A. (2007). Teoretiko-filosofskiye osnovy khristianskoy globalistiki // Vestnik Leningradskogo gos. un-ta im. A. S. Pushkina. seriya «Filosofiya». № 3, 151–158.

Kruglova G. A. (2008). Khristianskaya globalistika. Minsk: BGU. 2008.
Nashe obshcheye budushcheye: doklad Mezhdunarodnoy komissii po okruzhayushchey srede i razvitiyu (1989) / Per. s angl. M.: Progress.

Sadchikov D. (2018). Ot globalnykh problem chelovechestva k ideye globalizatsii. Researcher. European Journal of Humanities & Social Sciences. 1 (1). 61–72. DOI: http:/dx.doi.org/10.32777/r.2018.1.1.6

Sokolov Yu. I. (2015). Globalnyye riski XXI veka // Problemy analiza riska. T. 12. № 2, 6–20.

Stolovich L. N. (2004). Ob obshchechelovecheskikh tsennostyakh // Voprosy filosofii. № 7, 86–97.

Turchin A. V. (2010). Struktura globalnoy katastrofy. Riski vymiraniya chelovechestva v XXI veke. M.: URSS.

Ursul A. D. (2017). Bezopasnost i razvitiye: mezhdistsiplinarnyy podkhod i globalnoye izmereniye // Vestnik MGIMO (Universiteta). №3, 141–160.

Ursul A. D. (2016). Stanovleniye ustoychivoy tsivilizatsii: novyye globalnyye tseli // Filosofiya i obshchestvo. №1, 29–56.

Ursul A. D. (2018a) Stanovleniye nauki o globalnom mire // Sotsiodinamika. № 10, 61–67. DOI: 10.25136/2409-7144.2018.10.27446.

Ursul A. D. (2018b). Globalistika i globalizatsionnyye issledovaniya: stanovleniye novykh integrativnykh napravleniy // Filosofskaya mysl. № 4, 17–29. DOI: 10.25136/2409-8728.2018.4.24168.

Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…